События и мнения


МАНАНА ГУРГУЛИЯ: ГОСУДАРСТВО В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ ОТВЕТСТВЕННО ЗА НЕДОПУСТИМОСТЬ ВЫБОРОЧНОГО ПРИМЕНЕНИЯ ЗАКОНОВ

Манана Гургулия, директор информагентства «Абхазия-Информ»


Что можно назвать безусловным достижением, преодолением, прорывом в Абхазии?

Самое большое достижение – это победа в Отечественной войне народа Абхазии 1992 – 1993 годов. Эта победа досталась нашему народу ценой жизней тысяч сынов и дочерей Абхазии и добровольцев, пришедших к нам на помощь в один из самых тяжелейших периодов новейшей истории страны.   Второе   - это формирование институтов государственной власти независимой Абхазии, а также институтов гражданского общества. Несмотря на политическую изоляцию и жесткие экономические санкции, Абхазия пошла по пути строительства независимого демократического, правового государства.

Уже в первые послевоенные годы в республике появились независимые СМИ и неправительственные организации, которые занялись решением целого ряда социальных вопросов, организацией медицинской и психологической реабилитации участников войны, женщин, детей, осуществлением проектов в сфере гражданского образования, прав человека и многим другим. Деятельность абхазских НПО может быть предметом отдельного разговора. К концу 90-ых годов стала оформляться политическая оппозиция. Люди перестали бояться слова «оппозиция». Ведь в то время нередко можно было услышать такие рассуждения: «Раз президент страны выступает за независимость Абхазии, то его оппоненты должны быть против. Ну и зачем нам нужна такая оппозиция?»

Безусловно, одним из важных событий современной истории Абхазии является ее международное признание. Да, пока мы не можем похвастаться широким международным признанием нашей республики, но   мы не должны сворачивать с этого пути.

Не может не радовать и заметное оживление в последние годы культурной, а особенно театральной жизни республики.

Что, на ваш взгляд, является поражением, упущением, ошибкой или непростительным пренебрежением?

- Пренебрежение к закону – одна из серьезнейших проблем. В Конституции записано, что Абхазия является суверенным, демократическим, правовым государством. Однако, на мой взгляд, у нас не все в порядке с такими признаками правового государства, как верховенство закона во всех сферах жизни общества; равенство всех перед законом; гарантии прав и свобод человека, их правовая и социальная защищенность.

Именно государство в первую очередь ответственно за недопустимость выборочного применения законов. Наши законы могут быть не идеальными, и в них могут быть какие-то противоречия и изъяны, они могут требовать внесения в них изменений и дополнений, но они должны исполняться всеми - от президента до рядового гражданина. К сожалению, как показывает наша правоприменительная практика, у нас не мало «избранных», для которых закон не писан, которые позволяют себе и которым позволяет государство жить не по законам, а «по понятиям». Мы все еще не изжили «телефонное право». Обеспечение принципа верховенства закона и равенства всех перед законом наряду с обеспечением национальной безопасности страны я считаю первостепенными задачами.

Коррупция, приобретающая из года в год все более угрожающие масштабы, – еще одна серьезнейшая проблема.

Я помню, как в 90-ые годы в Абхазию приезжало большое число иностранных журналистов. Чтобы получить аккредитацию, все они приходили в «Апсныпресс», и мне приходилось вести беседы с ними, отвечать на множество интересующих их вопросов.   Очень часто спрашивали о коррупции. Не отрицая наличия фактов коррупции в стране, я с уверенностью заявляла о том, что она не носит угрожающих масштабов. Наивная, как же я ошибалась.

Сегодня коррупция превратилась в серьезнейший барьер на пути развития нашего общества и государства. Чрезмерная централизация управления, теневая экономики, отказ от реальной демократии, непомерно   раздутый чиновничий аппарат, возможности использования госчиновниками административных ресурсов, служебного положения в личных корыстных целях, отсутствие механизмов эффективного гражданского контроля являются благоприятной почвой для коррупции.

Не менее острой я бы назвала   и проблему качества образования в республике. Я понимаю, что в бюджете выделяется не так много средств на систему образования, заметно упал престиж профессии педагога, но все же…

Почему получается так, что уже школьников начальных классов приходится водить к репетиторам? Почему принимая детей в первый класс абхазской школы, мы априори исходим из того, что все они мыслят и хорошо говорят на абхазском языке?

Еще Сергей Васильевич Багапш неоднократно говорил о том, что качественное образование должно стать национальной идеей. К сожалению, пока что этого не произошло.

Одни говорят, что школа должна учить мыслить, другие – что она должна дать базовые знания. Здесь нельзя рассуждать по принципу «или – или». Понятно, что по объему информированности сегодня учитель не может тягаться с «всемирной паутиной», но привить вкус к учебному процессу, к овладению знаниями он может и должен. Не хочу быть неправильно понятой, я не перекладываю всю ответственность с семьи, с родителей исключительно на педагогов.

Какие задачи, на ваш взгляд, являются первостепенными, судьбоносными, самыми сложными для Абхазии? В каких сферах в первую очередь необходимо реформирование, чтобы наша страна соответствовала современным требованиям?

- На мой взгляд, решение проблем, обозначенных мною выше, и является первостепенной задачей. Я понимаю, что борьба с той же коррупцией не является делом одного года. Было бы также наивным полагать, что в один день вдруг появится группа людей, которые возьмут на себя всю ответственность по искоренению этого зла.

В ноябре 2015 года парламент принял, а 1 марта 2016 г. вступил в силу закон «О противодействии коррупции», в котором кроме всего прочего определены организационные основы противодействия коррупции и меры по ее профилактике, а также основные направления деятельности государственных органов по повышению эффективности противодействия коррупции. При Генпрокуратуре создано специальное «Управление права и по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции». Но пока что особо похвастаться нечем.

Я думаю, что для борьбы с коррупцией нужны политическая воля и системный подход.

Я также поддерживаю инициативу группы общественности о ратификации Конвенции ООН против коррупции и введении декларации о доходах, расходах и имуществе госслужащих. На первом этапе речь может идти о высших должностных лицах страны.

Наличие низших и высших пределов наказания, дискреционных полномочий (законных полномочий, позволяющих должностному лицу действовать по собственному усмотрению в пределах определенных законом полномочий), так называемых «вилок» штрафных санкций или тех же сроков предоставления госуслуг содержат в себе субъективный   и тем самым коррупциогенный фактор.

С начала 2000-ых годов попеременно - то власти, то оппозиция – говорят о необходимости внесения соответствующих изменений в Конституцию и перераспределении полномочий между законодательной и исполнительной ветвями власти, о реформе системы государственного управления и оптимизации штатов госчиновников, конкурсном подборе кадров, назначении на работу по профессиональным качествам, а не по родству или дружеским отношениям.

Кто мне объяснит, зачем маленькой Абхазии 3-4 вице-премьера или вице-спикера, 14-15 министерств, 6-7 госкомитетов, полтора десятка государственных управлений и служб, дублирование функций аппаратов Администрации Президента и Кабинета министров? Что для Абхазии важнее - сотни сотрудников центрального и местных аппаратов органов внутренних дел или оперативные работники? Почему не получает распространения технология «одного окна» при предоставлении госуслуг? Когда мы начнем вводить «электронное правительство»?

Я понимаю, что сегодня сложно сокращать штаты не только госчиновников, но и работников частных компаний при дефиците рабочих мест (это не касается неквалифицированного труда или работы в сельском хозяйстве), но зачем искусственно раздувать имеющиеся штаты госслужащих? Для того, чтобы пристроить к «государственной кормушке» близких или верных людей?

Может со мной многие и не согласятся, но я также считаю совершенно неоправданным растущее если не в геометрической, то точно в арифметической прогрессии число носителей разных почетных званий, заслуженных работников и орденоносцев. При этом происходит девальвация наград и почетных званий. Особенно активно награды раздаются перед выборными кампаниями. Круглые даты, я имею в виду дни рождения,   сами по себе не должны являться поводом для награждения высшими государственными наградами.

И опять, возвращаясь к   системе образования, а меня это вопрос волнует больше всего: о каких бы реформах мы ни говорили, без укрепления и развития системы образования, без целенаправленной поддержки государством образования все они бесперспективны. Будь то укрепление обороноспособности страны, развитие эффективной экономики, решение социальных проблем – все, в конечном итоге, упирается в качество образования, подготовки специалистов, воспитания молодого поколения инициативных, образованных и ответственных людей.

Понятно, что силами вузовской системы Абхазии не подготовить всех необходимых стране специалистов, да это не под силу куда более развитым государствам, чем наше. Но обеспечить качественное базовое школьное образование мы обязаны. Без образования – у страны нет будущего.

Процитирую ректора МГУ В. Садовничего: «Усиление влияния государства в этой (образования – МГ)», сфере, придание науке и образованию высокого государственного и общественного статуса, существенное увеличение бюджетного финансирования являются необходимыми условиями построения сильного государства с эффективной системой государственного управления, с современной армией, с высокоразвитой высокотехнологичной экономикой». Эта закономерность довольно четко прослеживается не только в таких крупных странах как Россия, но и в таких маленьких, как Абхазия.

Нам надо оптимально использовать все имеющиеся ресурсы, как по линии государства (включая лимиты, предоставляемые Россией), так и по линии неправительственных организаций, чтобы готовить специалистов, которые нужны республике.

Предметом серьезного обсуждения должна стать модернизация школьного образования. Раньше мы говорили, что за Абхазию все решают в Тбилиси и Москве, там определяют, сколько нам надо школ, на каких языках должно вестись обучение, что и как преподавать. Сейчас все эти вопросы в ведении самой Абхазии. Но не надо «изобретать велосипед», надо изучать опыт стран, где очевидны успехи в системе образования, осваивать современные методики преподавания, в том числе и языков, и стараться внедрять их.

Интервью подготовила Асида Ломия