События и мнения


Интервью с Людмилой Ачба

сотрудницей Общественной приемной по правам человека
при Центре Гуманитарных Программ.

- Как давно Вы работаете в общественной приемной? Почему вы решили работать именно в правозащитной организации?

- Я работаю в приемной по правам человека при ЦГП с мая 2019 года. Изначально я пришла сюда потому, что узнала, что есть вакансия юриста. Я ведь работала адвокатом и подумала, что буду продолжать делать то, к чему я уже привыкла. Дело в том, что до прихода в ЦГП я думала, что занимаюсь именно правозащитной деятельностью, потому что в мои обязанности как раз входила защита прав и интересов моих подзащитных. Но когда я попала в правозащитную организацию, поработала здесь какое-то время, я поняла, что защита прав человека — это нечто иное, не совсем то, что я себе изначально представляла. Я в итоге стала относится иначе к тому, чем занимаюсь.

А чем отличается работа правозащитника от работы адвоката?

Раньше для меня как для адвоката имели значение не только факты, свидетельства, доказательства, но и какие-то субъективные моменты, связанные с моим восприятием человека, его или ее проблемы. Моя цель была – помочь клиенту отстоять свои интересы. Но сейчас я понимаю, что права человека – это более широкое понятие. ПЧ не должны зависеть от моего субъективного отношения. Работая здесь в приемной, пройдя различные семинары на тему защиты прав человека, я более отчетливо поняла важность понимания того, что каждый человек, независимо от пола, религии, этнической принадлежности и т.д., обладает правами от рождения. Это очень важно – у человека есть неотчуждаемые права, потому что он родился человеком. И эти права должны быть защищены.

Другой важный момент, который я поняла в процессе работы в правозащитной сфере, связан с законодательством. Раньше я рассуждала так: как адвокат я защищаю гражданина в рамках того закона, который у нас имеется. Сейчас я уже понимаю, что не всегда закон справедлив - иногда сам закон может нарушать права человека. И правозащитник должен поднимать все эти вопросы, выступать за то, чтобы законы не нарушали права человека. В этом плане правозащитная работа, конечно, поменяла мое мышление.

Какими делами Вам приходится заниматься в приемной? С какими проблемами обращаются люди?

В основном, я консультирую людей, которые обращаются за помощью в приемную. Например, много дел связано с проблемой документирования. К нам приходят люди, у которых нет паспорта, или они не могут обменять свои старые паспорта на документы нового образца. У некоторых людей нет свидетельств о рождении, а есть и такие люди, у которых этих свидетельств никогда и не было. У кого-то свидетельство о рождении утеряно, но из-за отсутствия паспорта человек не может получить копию. Получается замкнутый круг. Бывает и так, что каких-то документов нет в архивах, например, трудовых книжек. В ряде случаев мы помогаем людям обратиться в суд, поскольку другого пути, кроме как восстановление документов в судебном порядке, нет.  

Помимо проблем, связанных с документацией, клиенты приемной приходят к нам с проблемами в установлении юридических фактов, вопросы расторжения брака, и лишения родительских прав или их восстановления и т.д.

Есть ли в вашей работе случаи, которые Вам особенно запомнились, которые Вы считаете успешными?

Конечно, есть такие дела, в которых мы помогли нашим клиентам добиться справедливости и восстановить свои права. Дело в том, что все услуги Общественной приемной по правам человека бесплатны. Понимаете, к нам часто обращаются люди из категории уязвимых, у которых нет возможности нанять адвоката. Иногда приходят люди, которые просто не знают, как надо действовать, в какие инстанции обратиться, чтобы решить свою проблему. Если речь идет о уязвимых категориях, то были судебные дела, в которых мы в качестве адвокатов представляли сторону истца, а ответчиком были те или иные государственные органы. Я считаю успехом то, что мы выиграли эти дела. Вы знаете, истцы изначально считали, что их дела безнадежные, а мы их все-таки выиграли в суде. Это очень важный момент. Можете представить, как менялось отношение этих граждан к нашему государству?! У людей восстанавливалась вера в справедливость, в то, что в нашей стране можно добиться справедливости.

Вы помогаете конкретным людям, оказавшимся один на один с проблемой, и это важный результат. А вот с точки зрения общества в целом, какова польза от вашей работы?

Думаю, конечно, в первую очередь польза состоит в том, что мы помогаем конкретным людям восстанавить свои права. Не менее важно, что через все эти дела мы показываем органам государственной власти, в чем они не правы, где есть пробел в законе, где и когда неправильно применяется закон, из-за чего нарушаются права. Наша работа показывает и чиновникам, и простым гражданам, что есть институты и инструменты, способные защитить права человека в нашей стране. Я считаю, что такая работа – это помощь государству для того, чтобы оно было правовым.

Чему Вас научила работа по защите ПЧ и, в целом, работа в НПО- секторе?

Главное, это то, что здесь я научилась понимать суть и ценить права человека в том смысле в каком они понимаются с точки зрения международных стандартов. Я уже считаю себя частью НПО-сообщества, и меня, разумеется, задевают атаки на НПО. Некоторые люди, не зная о нашей работе, не пытаясь выяснить и разобраться, нас агрессивно критикуют, причем не по существу. Сегодня есть возможность получить информацию на наших сайтах, на странице в Фейсбуке, можно, в конце концов, зайти к нам в офис, поговорить, задать интересующие вопросы, поинтересоваться результатами нашей работы. А некоторые люди, абсолютно не утруждая себя поиском информации, судят о нас поверхностно и с чужих слов.

- После агрессивных нападок на гражданские организации, особенно в соцсетях, у Вас не возникает желание уйти из НПО?

- Нет, не возникает. Когда ты знаешь, что прав, когда веришь в то, что делаешь, тебя не могут остановить нападки, ты не хочешь отступать. Думаю, надо продолжать работать, помогать людям, как мы это делали до сих пор.